Menschen und Leidenschaften (Люди и страсти)

Явление 2

(Николай Михайлович входит.)
Николай Михалыч . Что это, брат, такое, что опять за важное дело. У меня, право, их теперь так много, что не знаю, куда с ними деваться.
Василий Михалыч . Да дело немаловажное, касающееся до тебя и до твоего сына.
Николай Михалыч. Марфа Ивановна что-нибудь еще хочет сочинить, не правда ли?
Василий Михалыч . Нет, до нее тут ничего не касается.
Николай Михалыч. Эх, братец! Так что же тут может быть важного? Ты меня только оторвал от занятья… об этом после можно поговорить.
Василий Михалыч . То-то нельзя…
Николай Михалыч . Что же это?..
Василий Михалыч . Твой сын…
Николай Михалыч . Мой сын – лучший из сынов. Благороден, справедлив, хотя мечтателен, и меня любит, несмотря на все происки старух…
Василий Михалыч. Хм! Хм! Хм!
Николай Михалыч. Что ты так смотришь? Неужели кто-нибудь может сказать нет?
Василий Михалыч . Нет! Не то чтобы не любил совсем; а это еще подлежит сомнению.
Николай Михалыч . Как сомнению? Что это! Неужели ты так об нем думаешь? Братец!
Василий Михалыч. Да думаю… и, может быть, ты сам скоро начнешь думать.
Николай Михалыч . По крайней мере он до сих пор не подал мне повода почитать его бесчестным человеком.
Василий Михалыч . Вот видишь: есть люди, которые умеют так скрыть цель свою и свои поступки, что…
Николай Михалыч . Братец! Юрий не из таких людей…
Василий Михалыч. Человек неблагодарный не может быть хорошим человеком.
Николай Михалыч . В нем этого нет…
Василий Михалыч. А как есть? Разве Марфа Ивановна не воспитала его, разве не старалась об его детстве, разве не ему же хотела отдать всё свое имение, а он – оставит – ну, да это для отца, – да как поступает с ней; со стороны жалко смотреть, – груб с нею, как с последней кухаркою…
Николай Михалыч . Что же из этого всего ты хочешь вывесть!.. Ради бога объяснись!..
Василий Михалыч. А то хочу вывесть, что он, обманув ее, может обмануть и тебя. Видишь: тебе кажется, что он с ней так дурно поступает, ее оставляет, про нее дурно говорит… а кто знает, может быть, и ей он на тебя бог знает как клевещет.
Николай Михалыч. Стыдись! – это всё одни несправедливые подозрения! – помилуй! Что ты делаешь?
Василий Михалыч . Я хочу тебе открыть глаза из одной дружбы к тебе, и у меня, поверь, не одни подозрения – без доказательств не смел бы я говорить.
Николай Михалыч . Да тут нет доброго смысла, братец!..
Василий Михалыч . Отчего же?
Николай Михалыч . Ну ты, верно, согласишься, что Юрий умен!
Василий Михалыч . Глупый человек не может быть так лукав!..
Николай Михалыч . Итак, согласен! Какая же тут цель? Он должен бы был понять, что эти сплетни, как ты говоришь, ни к чему не послужат!
Василий Михалыч . То-то и дело: он умен, потому-то я еще и не совсем дошел до цели. А в том, что я теперь тебе расскажу, – я уверен. Слушай же: вчерась, в ее комнате, он говорит своей бабке: довольны ли вы теперь моей привязанностию! Вам тяжко присутствие моего отца! Я ему про вас наговорил, он с вами побранился – и теперь вы имеете полное право ему указать порог…
Николай Михалыч . Ужасное бесстыдство…
Василий Михалыч . Да – но это не всё…
Николай Михалыч. Что еще может быть ниже этого!… но нет, не верю… не верю… кто слышал это? (Берет его сильным движением за руки.) Отвечай, кто слышал?.. Кто?
Василий Михалыч (в сторону). Беда! Надобно солгать. (Ему) Я – я слышал… право я…
Николай Михалыч . Непостижимый случай. Сын… не могу подумать этого – изверг!..
Василий Михалыч . Успокойтесь!.. Успокойтесь…
Николай Михалыч. Мне успокоиться? Ха-ха!.. (Звонит, человек входит.) Сына моего пошли. Сию минуту отыщи его, хотя б он был у самого черта… слышишь. (Ходит взад и вперед по комнате.)
Василий Михалыч . Но я тебя прошу, братец, поменажируй, поменажируй его… пожалоста, – ведь я так только тебе сказал, а не для того, чтобы сделать из этого целую историю… пощади его, ведь он еще молод, видишь ли… братец…
Николай Михалыч (в бешенстве). Никогда – никогда – мне его пощадить – нет – я ему дам нагонку – кто б подумал – такое злодейство… хотя бы капля совести – ничего! До тех пор меня обмануть… О! Он дорого мне это заплотит… (Ходит взад и вперед.)
Василий Михалыч (в сторону). Вот, кажется, и Юрий идет сюда – сяду на это кресло и, как ни в чем не бывало, стану слушать. Да я б желал, чтоб ему хорошенько досталось, – ведь видно, что родства не знает. Любовное свидание с моей дочерью! Боже, боже мой! Экая нынче молодежь! Ну ж, я ему отплатил! В таких случаях солгать простительно! (Садится возле стола.)

Оцените:
( 5 оценок, среднее 4 из 5 )
Поделитесь с друзьями:
Михаил Лермонтов
Добавить комментарий